[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 6
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Модератор форума: КАЗАК, Миг, Жека  
Форум » Между делом » Общалка » Стоит задуматься (Мнения и точки зрения на некоторые социальные вещи)
Стоит задуматься
VSДата: Суббота, 14.04.2012, 15:26 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1141
Награды: 88
Репутация: 57
Статус: Offline
Друг на почту скинул, думаю многиминтересно будет.

В Казахстане ложь – форма жизни
Автор: Ермек ТУРСУНОВ
14.04.2012
«В любой сфере культуры есть лидер, за которым все идут, - не в плане организационном, а в плане творческом. Таким лидером нации в 1960-е годы был Олжас Сулейменов. В казахстанском кинематографе этот лидер долго не определялся. После фильма «Шал» стало понятно, что это Ермек Турсунов». Гульнара АБИКЕЕВА, киновед, доктор искусствоведения

«Может быть, Ермек Турсунов — один из тех, на кого стоит ориентироваться молодежи. И может быть, он единственный».

Олег БОРЕЦКИЙ, кинокритик

Ермек Турсунов снял фильм «Шал» (продюсер Александр Вовнянко, оператор Мурат Алиев), казахскую адаптацию повести Хемингуэя «Старик и море», только вместо старика, большой рыбы марлин, акул и моря здесь главные действующие лица — старик, овцы, волки и степь.

Это второй фильм режиссера. Первый, «Келiн», вышедший на экраны в 2008 году, в Казахстане подвергся ожесточенной травле, в том числе в стенах парламента. В остальном мире ему аплодировали стоя, а на «Оскаре» четыре года назад он попал в шорт-лист в номинации «лучший иностранный фильм».



Хотя «Шал» видели пока только участники закрытого просмотра в алматинском кинотеатре «Арман» да члены киноклуба Олега Борецкого, критики уже сегодня называют картину классикой казахстанского кинематографа и ставят в один ряд с такими «лентами навсегда», как «Кыз Жибек», «Меня зовут Кожа», «Земля отцов». Киностудия «Казахфильм», на которой сделан «Шал», отправила его в отборочную комиссию Каннского фестиваля, который пройдет в мае. Результаты отбора станут известны 19 апреля.



С Ермеком Турсуновым беседует публицист Вадим Борейко.

Стариков много — аксакалов не осталось

- Ничего, что я с тобой на «ты»? Может, теперь тебя Ермек Каримжанович называть?

- (Хохочет). Действительно. Ты как сидишь?!


А под водой лучше!

меня постоянно преследуют умные мысли, но я, быстрее!!!

el pueblo no deberia temer al gobierno, el gobierno deberia temer al pueblo!
 
VSДата: Суббота, 14.04.2012, 15:29 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1141
Награды: 88
Репутация: 57
Статус: Offline
- Короче. Теперь, как ты есть культурный лидер и практически живой классик, имеешь полное право, по примеру своего предшественника на этих двух постах, инициировать какой-нибудь референдум. Какой вопрос ты бы на него вынес?

- Ты как-то сразу обухом по голове. Я ж тугодум. Мне надо подумать. Дай сформулировать. Вот, вопрос был бы такой: «Доколе мы будем находиться в жопе?» Наша культура — это провинциальная трясина. И ее как таковой не осталось. Я тебе реальный пример приведу. Недавно, ты знаешь, был закрытый показ «Шала». Его не я инициировал, поскольку не могу широко показывать фильм, пока не станет известно, прошел ли он в основной конкурс Каннского кинофестиваля. Если пройдет — премьера должна быть в Каннах. Так вот, организаторы показа попросили меня составить список людей, кого я хотел бы пригласить. И представляешь, я написал только 5 человек! Мне больше некого позвать!

- Это люди, которые тебя понимают?

- Это те, к мнению которых я прислушиваюсь, кого считаю интеллигентными людьми.

- Давай покажем на них пальцем.

- Мурат Ауэзов, Герольд Бельгер, еще несколько. И всё — пипец! Я ведь все телефоны в сотке изучил, старые блокноты поднял, но там — люди, которые ушли: Калтай Мухамеджанов, Морис Симашко, Оралхан Бокеев... Иных уж нет, а те далече. Отчасти ведь «Шал» и о том, что старики уходят. Я недавно пришел к мысли, что стариков много — аксакалов не осталось. Понимаешь? Ведь аксакал — целое понятие в казахской ментальности. В первую очередь, это не столько возраст, сколько совесть. Это человек, который может прийти к кому угодно, включая хана, и сказать: «А вот здесь у тебя косяки». Аксакал — это достоинство. Носитель генокода нации. Человек, который имеет право — в силу возраста и заслуг — говорить всем, что считает нужным, и никто не может ему возразить. А те, кто сидят в приемных и квартиры просят, ордена-медали выбивают, — это уже не аксакалы. Есть же еще целое искусство — умение красиво стареть. А наши старики разучились это делать.

- Говорят, в старости имеешь такое лицо, которое заслужил.

- Вот! Поэтому настоящих аксакалов — единицы. Они — как островки в безмерном море говна. И к ним прибиваешься, держишься за них, а они всё уходят-уходят-уходят, и мы уже по самые ноздри в этой субстанции. А когда долго в ней сидишь — вони перестаешь чувствовать. У нас слишком затянулось это состояние, мы привыкаем к тому, что так оно и должно быть.


А под водой лучше!

меня постоянно преследуют умные мысли, но я, быстрее!!!

el pueblo no deberia temer al gobierno, el gobierno deberia temer al pueblo!
 
VSДата: Суббота, 14.04.2012, 15:30 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1141
Награды: 88
Репутация: 57
Статус: Offline
Было бы болото — лягушки найдутся

- Всё, чем я занимаюсь, Вадим, — это психоделика. То есть попытка что-то противопоставить всеобщему бедламу и бардаку. Контрпрограммировать культуру. Потому что мы все запрограммированы, нам говорят: вот Баян Есентаева или «Небо моего детства» — это кино. Да ни хера это не кино! Может, это снимается по законам кинематографа, все его ингредиенты присутствуют, но в итоге я не могу согласиться с тем, что это кино. Потому что у меня школа, которую я прошел у умных московских мастеров — Митты, Мотыля, Мережко, Рязанова, Дунского. Это люди, на которых держится российский кинематограф — не нынешний, а тот, классический. И они научили меня понимать, что есть кино, а что — не кино. «Не кино» у нас больше. Было бы болото — лягушки найдутся. И здесь — одни лягушки. Вот почему я и поставил бы такой вопрос на референдум.

Чем больше яйца у коня — тем патриотичнее

- Ты почти предвосхитил мой следующий вопрос, но я его все равно задам. Мы с тобой знакомы почти тридцать лет, я тебя помню как журналиста «Ленсмены», знаю как писателя — автора книг «Прелюдия», «Тамга», «Мамлюк», «Семь майских дней», сценариста фильмов «Абулхаир-хан», «Мытарь», «Мустафа Шокай», «Кто вы, господин Ка?». Успел ты поруководить газетами «Избиратель» (орган движения «Невада-Семей»), «Мегаполис». Был гендиректором Алматинского телецентра ТРК РК, генеральным продюсером «31 канала». Сделано вроде немало, жизнь в целом удалась, кризис среднего возраста успешно миновал. Что ж тебя заставило в возрасте «хорошо за сороковник» взяться за профессию кинорежиссера? Да, предпосылки к ней были: опыт руководящей работы, сценарии писал, запахи киношной кухни тебе знакомы. Но режиссер — это ведь очень рискованное занятие, выхлоп непредсказуемый, без всяких гарантий успеха, в люди выбиваются единицы... Попытаюсь я несколько версий предложить, а ты назовешь правильную. Возможно, была самая последняя капля, когда ты сказал себе: меня всё это достало! Либо эволюция твоей личности достигла критического предела, который требовал перехода в новое качество.

- Где бы я ни был и чем бы ни занимался - всегда писал: рассказики, повести. Для чего — непонятно. И всё это складывалось в стол. А когда закончил в 1990 году Высшие курсы сценаристов и режиссеров при Госкино СССР и приехал на «Казахфильм», здесь всё стояло — по коридорам собаки бегали. Стал главным редактором «Избирателя», там собралась приличная банда: Володя Рерих, Алена Островская, Лера Цой, да и ты же с нами сотрудничал. Потом в 1991-м уехал на длительную стажировку в Штаты: стало тяжело выживать. Да еще разочаровался во всём этом казахском...

- В чем именно?

- Ну как об стенку, понимаешь? Невозможно было ее пробить. Непроходимый аутизм, который мы ошибочно выдаем за национальный колорит. Казахи, наверное, единственная нация, которая умеет обращаться с временем, как это представлял себе Эйнштейн, придумавший теорию относительности, которую сам плохо понимал. А казахи со временем в ладах. Они способны одновременно жить в трех этих...

- ...временных континуумах?

- В них. Есть люди, которые существуют черт знает в каких веках, причем живут по тем еще законам, с батырами общаются, с биями. Вторые поддерживают их, помогают памятники ставить, мечети всюду строить, улицы переименовывать. А третья категория — из 21 века: в Аккорде дела делают, вышки нефтяные продают.

- Насчет второй группы не совсем понял. Уточни.

- Это ультрапатриоты, которые спекулируют на национальной идее. Сейчас же казахом становится очень выгодно быть. Раньше пиписьками мерились, а теперь соревнуются, кто больший казах, кто народ сильнее любит. И вот они поддерживают первых, кто на самом деле живет в той эпохе: в каждом ауле должен быть батыр и памятник ему в позе Ильи Муромца, а у коня под ним — вот такие яйца! И чем больше яйца — тем патриотичнее. А батыр вдаль смотрит, врагов ищет. У казахов же всегда было до фига врагов. Я радуюсь, что нам в истории попались джунгары. Потому что мы их всегда били. На этом строится очень много киношного материала. В «Кыз-Жибек» джунгар бьют. В «Кочевнике» — тоже. Сейчас «Мынбала» снимается: там опять джунгары — мальчики для битья. Главное — чтоб было кого мочить (смеется).


А под водой лучше!

меня постоянно преследуют умные мысли, но я, быстрее!!!

el pueblo no deberia temer al gobierno, el gobierno deberia temer al pueblo!
 
VSДата: Суббота, 14.04.2012, 15:30 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1141
Награды: 88
Репутация: 57
Статус: Offline
Хватит спорить, чьи мертвецы круче!

- Давай вернемся в твой временной континуум 20-летней давности.

- Тогда не было такого резкого, как сейчас, разделения на казахов русскоязычных (к которым я условно относился) и казахоязычных. Обстановка в Алма-Ате была куда более интеллигентная: существовала культура спора, дискуссии, они были продуктивными. В советское время на 7 этаже в Издательстве ЦК сидели две молодежных редакции — «Ленинская смена» и «Лениншiл жас». Редактор «Ленжаса» Сейдахмет Бердикулов был интеллигентнейший человек! И почти вся редакция такая.

- Хорошо это помню, сам в «Ленсмене» начинал.

- И в Союзе писателей была аналогичная ситуация. А сейчас быдломанское время, доминируют «дикари с букварём», как я их называю. И мы не спорим — мы базарим. А базар — не спор. Но я и 20 лет назад, в обстановке культурной дискуссии, убеждал: ребята, мы идем не туда. Не надо лезть в историю. Хватит спорить, у кого мертвецы были круче. Давайте смотреть не назад, а вперед. В настоящем у нас нет никаких достижений, мы потеряли пассионарность, но продолжаем твердить: зато в нашей истории были Аблай хан, Абулхаир... Сколько можно об этом говорить! Ты расскажи, кто ты сейчас. И что из себя представляешь. Ты во всём чужом ходишь, живешь в окружении чужих вещей, пользуешься достижениями чужих технологий. А что — твое? Только выражение лица. Тогда чего ты выделываешься?

- Давно заметил, что у всех национал-патриотов, не только местных, есть общее свойство — гордиться тем, в чем нет никакой их личной заслуги. Например, этнической принадлежностью, предками или местом рождения. С таким же успехом можно гордиться, скажем, днем недели, в который ты появился на свет. Родился 13-го, в «черную» пятницу, — круто же!

- Или кто-то говорит: левша лучше, чем правша. А чем лучше? Чем правша. Я все время пытаюсь сформулировать, что происходит. Да, раньше было плохо: очереди, дефицит, коммунисты. Но так безысходно, тупиково плохо, как сейчас, — не было. Мне сценарий принесли — там грамматические ошибки. Говорю автору: у тебя не то что по ремеслу проблемы — здесь банальные ошибки. А он мне: фигня, компьютер исправит.

- Не сыпь мне соль на сахар. Грамотный человек сегодня — ботан, моральный урод и исчезающий вид.

- Во что превратили телевизор — это помойка каждый день. Нет ни одной газеты, где была бы грамотно выстроенная русская или казахская речь. Я говорю, читаю и слушаю на двух языках. И вижу катастрофический уровень деградации ВСЕГО. Вообще я очень пессимистично настроен насчет будущего этой страны. За границей я пожил, но оставаться там насовсем было уже поздно, и поскольку я абсолютный мамбет, то вернулся. Вот моим детям (у Ермека две дочери — 13-летняя Алима и 8-летняя Айганым. — В.Б.) тут будет очень тяжело. Потому что к тем правилам игры, которые здесь навязали и которые превратились в обычную жизнь, мы с тобой уже принюхались, и нам в нос не шибает. А дети вырастут чувствительнее нас.

Три года, когда писал «Мамлюка», я жил на Ближнем Востоке — в Сирии, Иордании, где чистый ислам. Как-то едем по пустыне с профессором Мухафэлем. Знает восемь европейских языков, ведущий мамлюковед арабского мира. Вдруг останавливаемся, он просит: подожди пять минут, у меня дело. Расстелил коврик, помолился — поехали дальше. Это у них — как зубы почистить. А у нас это — поза. Казахстан — самая немусульманская страна в исламском мире. Отношение к религии, к Богу превращается здесь в кич, в моду, в отращивание бород. Девочки вдруг стали хиджабы носить, хотя не знают, что за всем этим стоит. Это не человек к Богу пришел, а папаша детям пропихивает ислам, которого сам не понимает.

Мы потеряли веру. Потеряли стариков, а вместе с ними — совесть, достоинство и честь. Потеряли язык, который стараемся восстановить с помощью государства, но всё, что превращается в госпрограмму, — всегда кампанейщина.


А под водой лучше!

меня постоянно преследуют умные мысли, но я, быстрее!!!

el pueblo no deberia temer al gobierno, el gobierno deberia temer al pueblo!
 
VSДата: Суббота, 14.04.2012, 15:32 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1141
Награды: 88
Репутация: 57
Статус: Offline
В хвосте эшелона, рядом с туалетом

- Сегодня во всем мире формируются новые нации. Казахстан тоже пытается это делать. Я смотрю на эту нацию: за 20 лет выросло поколение полуобразованных дебилов, которые на слух отличают Леди Гага от Бейонсе, но даже за деньги не отличат Курмангазы от Даулеткерея. Это абсолютно дезориентированные люди, которые в вузах разводили зачеты и экзамены за бабки преподавателю или через его постель.

У нас абсолютно аморальная страна. Она живет в атмосфере чужих ценностей, накоплений и достижений. Из своего остались разве что ложные комплексы и какая-то странная гордость, не подкрепленная собственными реальными заслугами. У нас ложные поводыри, ложные надутые лидеры. В Казахстане ложь как форма жизни пропитала собой всё. И теперь она претендует на то, чтобы стать правдой. Иногда даже убеждая нас, что так действительно и есть. Есть газеты — но это не газеты. Есть телевидение, а в телевизоре кто — вот эти люди? Говорунов много, но слушать долго никого нельзя: они сформулировать ничего не могут. У нас вроде признаки социальной жизни есть, но они не функционируют...

- Причиндалы, в общем.

- Если в России есть Ксения Собчак — у нас появляется Баян Есентаева. Там возникает какой-нибудь Басков — и тут же у нас его клон. Клоны, клоны, клоны. Третьи варианты четвертых копий. В итоге — мы черт знает какая копия чего-то. Едем в хвосте эшелона новых наций, рядом с туалетом. И еще чем-то кичимся.

Постой, паровоз!

- Возвращаюсь к полузабытому вопросу, почему ты стал-таки режиссером. Это была попытка прибиться к острову, который еще не утонул в море дерьма?

- Да! И потом работа — еще и психотерапия. В которую уходишь, когда уже не можешь смотреть на происходящее.

- Писать книжки и сценарии — тоже вполне приемлемый способ внутренней эмиграции. Но тебе же этого не хватило, и ты подался именно в режиссуру. Тебя не устраивала визуализация твоих сценариев другими людьми?

- Да! Сценарист — очень зависимый человек. Ты работаешь под чужое видение. Если ты написал что-то своё, оригинальное, не факт, что на экране увидишь то, что ожидал.

- Тем более что съемочный процесс — это часто «шёл в комнату, попал в другую». Фильм начинает жить своей жизнью.

- И никто не знает, что выйдет в итоге. Съемки — это когда паровоз набрал ход, сценарист может в него запрыгнуть, но управлять — уже нет. В 1991 году я написал сценарий к «Абулхаир-хану», а когда увидел, какое кино получилось, попросил режиссера убрать мою фамилию с титров.

- А если ты и автор сценария, и режиссер — тогда своё кино и ужинаешь, и танцуешь?

- Больше шансов, что увидишь на экране то, что хотел. Поскольку теперь машинист — это ты. Другое дело — потянешь ли груз, чтобы паровоз не сошел с рельсов.


А под водой лучше!

меня постоянно преследуют умные мысли, но я, быстрее!!!

el pueblo no deberia temer al gobierno, el gobierno deberia temer al pueblo!
 
VSДата: Суббота, 14.04.2012, 15:32 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1141
Награды: 88
Репутация: 57
Статус: Offline
Сорт внутренних предателей неистребим

- Помню, в период травли твоего первого фильма «Келiн» депутатами мажилиса (и не только ими) мы говорили с тобой по телефону, и я почувствовал твою подавленность этим обстоятельством. Хотя, казалось бы, наоборот — радоваться надо: скандал — лучший промоушн картине. У тебя была такая острая реакция из-за того, что понапрасну обидели твоего первенца?

- Нет. Я в очередной раз понял, что это непробиваемая стена... Вот Абай, с которым все носятся, - история великого одиночества человека, который опередил свое время. Переводил Пушкина, Гёте. А его свои же соплеменники били. В собственной юрте запинали. В 1930-е годы Байтурсынова, Бокейханова, других алашордынцев — тоже сдали свои. Это определенный сорт людей — внутренние предатели, которые писали доносы, выносили ключи от Отрара, который осаждал Чингисхан, — он, оказывается, неистребим. И у меня в тот момент было такое ощущение, что этот сорт победил. Что в моей нации их стало большинство. Я же слышал эти разговоры: «Ты снял порнуху! Ты снял поклёп собственный народ!» Когда приезжал в Лос-Анджелес, в Италию — там полные залы рукоплещут моему, казахстанскому кино. А на родине говорят, что я работаю против своего народа, что за мной стоят какие-то силы, что я шпион, да не просто говорят, а по телевизору и в газетах пишут. Да на всю страну, и продолжительное время, и говорили писатели, лауреаты всяческих премий...

- Кстати, как сложилась судьба «Келiн» в прокате?

- Права на картину купила американская компания «Felix Film». Вроде бы они продали ее во все англоязычные страны, а это полмира.

- А в Казахстане?

- Здесь другая проблема была: картину ставили на 12 часов дня. Или ночи. Всячески замалчивали. До сих пор на киностудии «Казахфильм», хотя там плакаты сотен картин, постера «Келiн» нету. Я не знаю, в чем причина. Для любой страны попадание ее фильма в шорт-лист «Оскара» — несомненное достижение. Помню статью в «Известиях» под заголовком «За честь СНГ на «Оскаре» поборется Казахстан». А у нас — то замалчивают, то требуют вызвать меня для объяснений в прокуратуру или КНБ. Были же и такие запросы от депутатов.

Идея фильма родилась за чашкой чая

- Давай, наконец, поговорим о фильме «Шал». В титрах читаю: автор идеи — Маулен Ашимбаев. Уж не тот ли это Маулен Ашимбаев, который сейчас сидит в парламенте, а в 2006 году работал замглавы администрации президента и по телефону учил нашего Мельцера (главный редактор газеты «Время» в 1999—2011 гг. — В.Б.), как делать правильную газету?

- Знаю Маулена прежде всего как сына моего друга Сагата Ашимбаева (известный журналист, председатель Госкомитета КазССР по телевидению и радиовещания, умер в 1991 году в возрасте 44 лет. — В.Б.). Я бывал у Сагата дома, и рядом с ним всегда был Маулен, он младше меня на 10 лет. Но, когда он стал большим начальником, я никогда не разговаривал с ним в кабинетах на административно-политические темы. Я его знаю как нормального высокообразованного человека. То же и с Дарханом Мынбаем — я не в курсе, какой он министр культуры и информации: он просто мой кент.


А под водой лучше!

меня постоянно преследуют умные мысли, но я, быстрее!!!

el pueblo no deberia temer al gobierno, el gobierno deberia temer al pueblo!
 
VSДата: Суббота, 14.04.2012, 15:33 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1141
Награды: 88
Репутация: 57
Статус: Offline
- И как произошло, что Ашимбаев подсказал идею фильма режиссеру?

- Однажды встретились, и он предложил снять на казахском материале «Старик и море». Я говорю: «Ты с ума сошел? Это неснимабельное кино: старик, удочка и внутренний монолог. Видеоряд очень скучный. Это не киношная история». Но сама тема меня все-таки зацепила.

- Мысль превратить море в степь, а акул в волков принадлежит Маулену?

- Нет. Он просто сказал: «Старик и море» надо делать по-казахски». Это буквальные его слова. А я идею воспринял как вызов. Есть куча экранизаций повести Хэма, все дурацкие. Кроме гениального мультфильма Петрова (лауреат «Оскара». — В.Б.). Я перечитал «Пегий пес, бегущий краем моря» и «Плаху»...

- Да, в «Шале» немало айтматовских мотивов.

- ...и начал перекладывать их на кинематографический язык. Люблю браться за всё нестандартное, когда говорят, что это невозможно сделать. Если перед тобой поставили высокий забор — интересно же залезть и посмотреть, что за ним.

- То есть заслуга Ашимбаева — в том, что он инфицировал тебя идеей?

- Абсолютно так.

- И ты считаешь, что его роль в создании картины...

- ...очень большая.

- И это не было формой государственного патернализма?

- Нет (смеется). Он же не сказал мне: вот мы тут подумали в администрации президента и решили поручить тебе. Всё родилось за чашкой чая.

На этом диске — два миллиона долларов

- Ну, а теперь позволь поздравить тебя, продюсера и всю съемочную группу. Получилась очень динамичная и захватывающая, отлично снятая история, за которой следишь неотрывно, затаив дыхание. А это в кино — главное. Потом, после просмотра, можно накопать потаенных смыслов, метафор и символов — этого добра там валом. Я не кинокритик, говорю тебе как обычный зритель. Откуда взлись деньги?

- Написал сценарную заявку, отдал на «Казахфильм», потом сочинил сценарий, его утвердили на сценарной коллегии. И через полгода мы запустились. Всё как обычно.

- Когда ты давал мне DVD с фильмом для домашнего просмотра, под честное слово, что не солью его в Интернет (я не слил), то сказал: «На этом диске — два миллиона долларов».

- Да, бюджет был в пределах этой суммы.

- Значит, фильм государственный, и все права принадлежат «Казахфильму»?

- На 100 процентов.

Патриоты могут радоваться: в главной роли — казахская волчица

- Несколько чисто зрительских вопросов. Во-первых, кто тебе так выдрессировал волков?

- В Казахстане мы их не могли найти: у кого-то был один волк, у другого два, а нам требовалась стая. Наконец, нашли в Брянской области, сколько нам нужно. Причем у каждого волка был свой инструктор, которого зверь воспринимает как вожака. А снимали так: инструктор костер перепрыгивает — волк за ним. Но это не больше двух раз. А на третий серый ляжет — и хоть бы ему что. Недрессируемое животное. Приходилось его обманывать. Чтобы получился туман, мы дымили степь, а волк на дым не бежит. Инструктора смазывали им носы чем-то, что они теряли нюх: на два дубля хватало.

А еще есть сцена, где волк хватает овцу, и старик борется с ним. Обычно американцы снимают так: сначала волка, потом человека, затем кадры монтируются. А у меня в одном плане — человек и волк дерутся. Золотой кадр, на миллион долларов. Волчица, кстати, не легионер, она местная «актриса», Мила зовут. Патриоты могут радоваться: в главной роли — казахская волчица.


А под водой лучше!

меня постоянно преследуют умные мысли, но я, быстрее!!!

el pueblo no deberia temer al gobierno, el gobierno deberia temer al pueblo!
 
VSДата: Суббота, 14.04.2012, 15:33 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1141
Награды: 88
Репутация: 57
Статус: Offline
- Ты уже до мышей дорежиссировался: у тебя даже полевки всё делают, как надо постановщику.

- 14 мышей было в банке, и все ползли не туда. Не помню, сколько дублей сделали, и всё зря. А этого мыша я держал про запас: он-то и сыграл. В «Келiн» было полтора десятка видов животных: филины, вороны, снова мыши... Опытный и умный режиссер с животными не связывается. Как и с детьми.

- В конце фильма у тебя написано: «В процессе съемок ни одно животное не пострадало». А голову коня Орлика, которую отгрызли волки, ты на скотном рынке, что ли, купил?

- На базаре в Узунагаче. Конь был игровой, его нельзя трогать. Я послал ребят, они купили голову и хвост.

- Ну слава Богу. А то у меня к Тарковскому сложное отношение из-за двух кадров в «Андрее Рублеве» — когда лошадь падает с лестницы, ломая ноги, и когда он поджег живую корову.

- В «Шале» «мертвых» волков мы на время усыпляли. Правда, если честно, пара баранов пострадало: пришлось зарезать.

- Так у тебя и главный герой говорит: «Никогда не видел, чтобы баран умер своей смертью».

Если выживешь после роли — будешь здесь номер один

- Где ты отыскал исполнителя главной роли шала Касыма — Ерболата Тогузакова?

- Когда сценарий писал, уже тогда понимал, что найти старика — основная проблема: актерская нагрузка очень тяжелая — и физическая, и эмоциональная. В начале фильма у него один характер, в конце — совсем другой. Всё действие держится на нем, а там и схватка с волками, и в речку он падает...



- Бросил! В ледяную воду! 73-летнего аташку! Да еще в его день рождения! Как тебе не стыдно?!

- (Насчет «стыдно» — ноль внимания). Среди профессиональных актеров кандидата на роль я не видел. Сыграй, допустим, Асанали Ашимов — это была бы другая картина. Правда, был актер Касым Жекебаев, совершенно гениальный, но уже совсем старый и больной, прикованный к постели. И когда мы снимали картину с Тогузаковым — Жекебаев скончался. И тогда в его честь я переименовал главного героя из Сарсенбая, кем он был первоначально, в Касыма. Этого я еще никому не говорил, кстати.

А Тогузаков работал на «Казахфильме» чернорабочим. Я несколько раз его замечал на студии то с тележкой, то с мешком мусора. Стал присматриваться, как-то поговорил с ним ни о чем. Обратил внимание на мимику, на глаза. У него глаза человека, очень много видевшего и страдавшего.

Незадолго до начала съемок подхожу к нему: «Ерболат, хочешь в кино главную роль сыграть?» — «Ты что, издеваешься?» — «Когда-нибудь слышал имя Хемингуэй?» — «Слышал». — «На, почитай сценарий». Он прочитал. Понравилось. А кастинг на главную роль был жестокий. В кресле, где ты сидишь, 40 стариков побывало, из дома престарелых даже приносили. Я понимал: у кого-то сердце, давление, недуги. И в итоге этого Тогузакова утвердил. Сказал ему: «Ерболат, если ты выживешь после этой роли — то будешь здесь номер один». Он ответил: выживу. И понеслась! На съемках его оберегали все. После того, как шал по сценарию упал в речку, бабы облепили, растирали его. Молодец, неукоснительно следовал всем моим указаниям. Мне вообще с пожилыми актерами везет. В «Келiн» бабка снималась, потом стала лучшей актрисой года. Звонит однажды: «Я в Гамбурге, у одного немца играю».

- А Тогузаков где сейчас трудится?

- Там же, тележки таскает.

- Что — до сих пор?

- Да. Представляешь?

- Обалдеть. Будем надеяться, что скоро всё переменится.

Это не мой ребёнок!


А под водой лучше!

меня постоянно преследуют умные мысли, но я, быстрее!!!

el pueblo no deberia temer al gobierno, el gobierno deberia temer al pueblo!
 
VSДата: Суббота, 14.04.2012, 15:34 | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1141
Награды: 88
Репутация: 57
Статус: Offline
- Про Орынбека Молдахана, исполнителя роли внука Шайтанбека, расскажи.

- Золотой пацан. Сразу скажу, что это не мой сын. А то все шушукались: мой, мой — настолько похож. Я когда его на кастинге увидел — даже испугался. Отвел в сторонку, спрашиваю: как маму зовут? сколько тебе лет? где родился? Говорит, двенадцать. Вспоминаю, где был 12 лет назад. Нет, там всё чисто (давится от хохота). Ну, тогда пошли работать. Аульный пацан, кстати, из-под Алматы.

Не могли в 16 веке убирать за скотом в расшитых камзолах!

- Где снимали?

- На Кордае, в степи. Когда начал таять снег, на плато Ушконыр поднимались.

- Тем не менее, в фильме незаметна какая-то конкретная географическая привязка. Это намеренно?

- Абсолютно. У меня вообще к этим вещам — жузовским заморочкам — снисходительное отношение. Я снял просто притчу: где-то, когда-то, кто-то.

- И все-таки картина одновременно и глубоко национальна, и не менее глубоко космополитична.

- Так это для меня самое главное! На национальной почве я пытаюсь делать обобщения. Считаю, что претендующий на роль художника должен на национальном материале говорить об общечеловеческих вещах. А большой художник всегда наднационален, он работает с теми категориями, которые понятны любому китайцу, японцу, американцу — то есть просто человеку. Ненавижу, когда делают лубок: русская баба в кокошнике или наш кемешек, узоры. Не верю я в это. Не могли они в степи в 16 веке убирать за скотом в расшитых камзолах. Это наше больное воображение.

Когда ты говоришь о понятных вещах всем, но о чем-то своем — только тогда будешь интересен им. Оригинальностью своей. А в чем наша проблема? В том, что мы хотим быть на кого-то по-хо-жи-ми. Пытаемся повторять Тарантино, Гая Ричи, Висконти, Феллини. Но у нас это не получается и никогда не получится, потому что они оригинальны в своей сути. А ты не подражай. Скажи что-то своё. Если, конечно, у тебя есть что сказать. Уверен: когда казахи посмотрят «Шал», они признают — это же всё наше! А кубинцы с американцами им ответят: не-ет, это наш Хемингуэй. Вот что я имею в виду.

Баранов звали Гарринча, Ривелино и Пеле

- Немногие знают, что в свое время ты играл за национальную сборную Казахстана по футзалу. В «Шале» ты запечатлел свою любовь к футболу сполна. И когда старик сладострастно болеет за «Реал» с Моуринью и Роналду. Но особенно — когда бараны в его маленькой отаре носят имена бразильских легенд: Ривелино, Эдсон Арантес ду Нусименто (он же Пеле), Гарринча — такой же хромой, как и его «прототип», а он рисует им краской на спинах номера, как на футболках. Прекрасный ход! Всегда радуюсь, когда вижу что-то впервые.

- Самое прикольное, что родившегося в степи, в пурге ягненка мы сначала называли Тайсон — потому что черный. Потом кто-то сказал: а вдруг настоящий Тайсон в суд на нас подаст за то, что мы из него барана сделали. Или, хуже того, ухо откусит. Так ягненок стал Марадоной. Короче говоря, я наконец оживил то, что у нас никогда не работало: наша степь, наши пейзажи, бараны, кони, волки. Они действительно ожили, стали персонажами. Будь я членом жюри какого-нибудь кинофестиваля, приз за лучшую женскую роль дал бы волчице, а за лучшую роль второго плана — барану Гарринче, безвременно ушедшему из картины (старик перерезал ему горло, оставив на съедение волкам, и тем спас отару. — В.Б.).


А под водой лучше!

меня постоянно преследуют умные мысли, но я, быстрее!!!

el pueblo no deberia temer al gobierno, el gobierno deberia temer al pueblo!
 
VSДата: Суббота, 14.04.2012, 15:34 | Сообщение # 10
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1141
Награды: 88
Репутация: 57
Статус: Offline
Мы не прошли испытание сытостью

- Одна из главных сцен картины, когда шал и охотник, недобитый волками, коротают ночь в ракетной ступени, упавшей в степи, и ведут мировоззренческий спор. Крутой браконьер похваляется, что к нему приходили святые старцы, просили денег, и он построил мечеть, где теперь ведет приватные разговоры с Богом. На что старик возражает: разве можно с Богом вести расчеты? Далее — в том же духе. Дед рассказывает и о своей мечте: когда Шайтанбек вырастет, он продаст баранов, «поступит» внука в «Йельский народный университет» (шал понимает «Йель» как «Ел»), тот выучится, увидит мир и станет человеком. Мы что, с тобой за 20 лет не видели «болашаков», которые, закончив учебу, возвращались (если возвращались) в Казахстан и оказывались такими же охотниками-коррупционерами, грабящими страну и уничтожающими ее природу? Где гарантия, что Шайтанбек не прибьется к тем же берегам?

- Есть надежда на генокод. Связь между дедом и внуком присутствует. А вот вакуум между этими двумя поколениями заполнили «охотники». С ними я, условно говоря, простился: это мусор, навоз на полях истории. Наши родители, которые родились в 20—30-х годах, почти ничего хорошего в жизни не видели: коллективизация, репрессии, война, разруха, голод, целина. Радовались любой мелочи, купили телевизор или холодильник — счастливы. Но мне кажется, они были чище нас. Потому что выдержали испытание голодом. Но бывает испытание/pp и сытостью. И вот его мы не прошли. Последствия чего повсеместно и наблюдаются. «Охотники» перестали относиться к степи как к матери: относятся к ней потребительски — приезжают пострелять да нагадить. И она стала им мачехой. В финале фильма какой вывод? Выжили те, кому жить дальше, — волчонок, ягненок, внук. Касым через поколение передает Шайтанбеку (а заодно и Марадоне) код выживания. А насчет современников, набивающих брюхо впрок, у меня ни иллюзий, ни надежд не осталось. Я надеюсь на внуков.

Цена искупления

- Той же ночью Касым произносит ключевую, на мой взгляд, в картине фразу: «Зря я вам показал дорогу». В Евангелии сказано: больший грех не на том, кто грешит, а через кого соблазн приходит. Смотри, какая цепь взаимосвязанных событий вырисовывается. Касым по просьбе трех охотников на «Хаммере» показывает дорогу к волчьему логову, хотя и сам знает, и их предупреждает: сейчас стрелять нельзя — волчица недавно ощенилась. Браконьеры убивают социально незащищенных волчат. Природа в лице пурги мстит охотникам, доводя двоих до погибели (третий спасается чудом), да в придачу стая режет отару старика (уцелеет лишь новорожденный Марадона) и до полусмерти задирает его самого. С последнего края деда вытаскивает внук. Так не через Касыма ли пришел соблазн? И не старик ли виновник всему? А он у тебя — главный положительный герой...

- Такова цена искупления вины. Он мог направить охотников по другой дороге, сказать «не знаю». Но указал верный путь.

- Из подобострастия перед крутыми?

- Из казахского гостеприимства: путникам надо почет оказывать. И по простоте душевной. У нас это есть — бесхитростность, она в крови сидит. Шал не мог им соврать. И не соврал. Но он ошибся. Там же еще есть метафора: Касым, плутая в степи, ищет дорогу к людям. И ходит по кругу. Так и мы блуждаем по собственной земле, оказавшись в тумане и натыкаясь то на обломки ракет, то на святой мазар. Земля нам мстит за то, что потеряли связь с родиной и отдали ее на растерзание охотникам.


А под водой лучше!

меня постоянно преследуют умные мысли, но я, быстрее!!!

el pueblo no deberia temer al gobierno, el gobierno deberia temer al pueblo!
 
VSДата: Суббота, 14.04.2012, 15:35 | Сообщение # 11
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1141
Награды: 88
Репутация: 57
Статус: Offline
Я хотел бы уважать государство, но государство перестало уважать меня

- В казахском обществе общественное всегда стояло выше индивидуального. Коллективно было легче выжить. Индивидуалисты не выживали. Это было проклятие, когда кого-то выгоняли из общины. Исходя именно из ее интересов, хан принимал решения. И то монархическое правление было довольно толерантным. Западные же индивидуалистические ценности здесь всё только напутали.

- Гражданского общества не случилось, и человек оказался один на один с государством.

- Я хотел бы уважать это государство, но это государство перестало уважать меня.

- У тебя вся надежда на Шайтанбека. На Чертенка, строго говоря. Но генокодом ты меня не сильно убедил. У парня два пути: или после учебы — в коррупционеры, или, если не хватит баранов на диплом, — в криминал. Но вот признаки возвращения общинности, о которой ты говорил, я увидел знаешь где? На суде в Актау над жанаозенцами! Там произошел серьезный программный сбой расписанного властями сценария. Потерпевшие узнали, что их заявления о возмещении ущерба, поданные в акимат, использовали против подсудимых. И стали отказываться от компенсаций в десятки миллионов тенге! Свидетели-полицейские раскаиваются, видя в клетке своих родственников и знакомых! Процесс валится. И тут уже не так важно, делают они это из страха перед земляками, чьи близкие попали под суд, или из солидарности с ними. Факт, что делают из общинных побуждений, которые на глазах превращаются в противовес государственному молоху.

- Знаешь, можно долго обманывать одного соседа, что это не ты выкручиваешь лампочки в подъезде. Ну двух. Но ты не сможешь бесконечно дурить голову целому подъезду: придется тогда вступать в сговор с КСК. Мы все живем в одном подъезде, только на разных этажах и в разных квартирах. У одних мебель фабрики «Жетiсу», у других итальянская. Но вход-выход у всех один. И если рванет — обрушится весь подъезд. Что они там — не понимают такой простой вещи?

- На этой высокой оптимистической ноте позволь закончить наш увлекательный разговор.


А под водой лучше!

меня постоянно преследуют умные мысли, но я, быстрее!!!

el pueblo no deberia temer al gobierno, el gobierno deberia temer al pueblo!
 
coolДата: Суббота, 14.04.2012, 15:40 | Сообщение # 12
Капитан
Группа: Свои
Сообщений: 252
Награды: 24
Репутация: 16
Статус: Offline
Многа буков.. Ниасилил.. на досуге попытаюсь..

Не так страшны русские танки, как их пьяные экипажи..

Сообщение отредактировал cool - Суббота, 14.04.2012, 16:13
 
VSДата: Суббота, 14.04.2012, 15:42 | Сообщение # 13
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1141
Награды: 88
Репутация: 57
Статус: Offline
cool, Асилишь - может и для себя какие выводы сделаешь!

А под водой лучше!

меня постоянно преследуют умные мысли, но я, быстрее!!!

el pueblo no deberia temer al gobierno, el gobierno deberia temer al pueblo!
 
coolДата: Суббота, 14.04.2012, 18:09 | Сообщение # 14
Капитан
Группа: Свои
Сообщений: 252
Награды: 24
Репутация: 16
Статус: Offline
VS, Детские игры.. у меня дома на телеке К+ есть, там такого много..

Не так страшны русские танки, как их пьяные экипажи..
 
VSДата: Суббота, 14.04.2012, 18:10 | Сообщение # 15
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1141
Награды: 88
Репутация: 57
Статус: Offline
Quote (cool)
Детские игры

Игры играми, а вещи правильные озвучены. Вода камень точит!


А под водой лучше!

меня постоянно преследуют умные мысли, но я, быстрее!!!

el pueblo no deberia temer al gobierno, el gobierno deberia temer al pueblo!
 
Форум » Между делом » Общалка » Стоит задуматься (Мнения и точки зрения на некоторые социальные вещи)
  • Страница 1 из 6
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Поиск: